Image Alternative text

Не надо пугать народ дефицитом


Buffer

Важно помнить, что часто повторяемые заявления о дефиците госбюджета чаще всего просто являются частью предвыборной кампании, и на самом деле не связаны с реальностью. Можно вспомнить немало заявлений народных избранников о том, что дефицит надо увеличить для достижения тех или иных социальных целей. Сейчас они говорят на другом языке, изображая ужас из-за процента дефицита, который на самом деле ничего им не говорит.


Одним из участников «фестиваля дефицита» был на этой неделе Авигдор Либерман, который на своей странице в «Фейсбуке» открыл список «болезней страны» бюджетным дефицитом в 3,7 процента, продолжил «катастрофически низкими результатами на экзаменах PISA» и израильтянами, умирающими от инфекций, приобретённых в больницах страны.


Как пишет Эран Бар-Таль в «Исраэль ха-йом» безответственная пропаганда постоянно включает дезинформацию. Очевидно, что каждый может немедленно проверить данные, воспользовавшись Google, но ораторы считают, что большинство слушателей не будут это сделать.


На левом фланге, на самом деле, не критикуют дефицит, потому что он является неотъемлемой частью их платформы. Все «хорошее», что они нам обещают, они намерены финансировать, главным образом, увеличивая дефицит бюджета, но в НДИ и «Кахоль-лаван» пытаются создать впечатление, что выход за рамки запланированного дефицита – это провал премьер-министра Биньямина Нетаниягу в экономике.


Действительно, после десяти лет его пребывания у власти, стоит выяснить, как изменилась картина с дефицитом госбюджета. Напомним, что дефицит измеряют в процентах от валового внутреннего продукта (ВВП), поэтому ВВП — наиболее важный из двух параметров, второй — это государственные расходы, пишет Бар-Таль.


В 2009 году ВВП на душу населения в Израиле составлял 27 512 долларов. Для 2019 года ещё нет данных, но на основании окончательных данных за 2017 год, которые показали, что ВВП составляет чуть менее 38 800 долларов на душу населения, сейчас ВВП на душу населения — около 40 000 долларов. Это примерно на 45 процентов больше, чем десятилетие назад, при этом в развитых странах за тот же период этот показатель вырос немного больше, чем на 30 процентов.


Обвинители говорят, что богатства Израиля, его экономический рост «не просачиваются вниз». Что ж, в последнее десятилетие, несмотря на ускоренный рост Израиля по сравнению с развитыми странами мира, показатель неравенства доходов (индекс Джини) фактически снижался. Впрочем, этот показатель очень проблематичен, он указывает на то, что весь мир скатывается ко все большему неравенству с начала 1980-х годов.


Но следует понимать, что и этот индекс сам по себе ничего не значит. В Израиле, например, ультраортодоксальное население в значительной степени исключило себя из экономической деятельности. Многие ультраортодоксы добровольно не выходят на рынок труда. У арабского населения есть другая проблема — многие не сообщают о своей работе. Эти группы населения постоянно ухудшают показатели Израиля, поэтому индекс равенства доходов Израиля выглядит плохо по сравнению с развитыми странами.


Итак, экономика Израиля растёт без увеличения разрыва в доходах, так почему же дефицит, в процентах от ВВП, растёт? Он растёт, потому что расходы растут более быстрыми темпами, чем рост доходов, объясняет Эран Бар-Таль. Он ссылается на важную модель в экономике («постоянный доход» Милтона Фридмана), которая показывает, что субъективные ощущения влияют на наше потребление.


Поэтому, если мы чувствуем себя богаче, мы склонны тратить больше денег и брать на себя больше обязательств. К тому же мы платим дополнительную цену за наш многопартийный Кнессет. Партия воспринимается как инструмент для того, чтобы получать больше ресурсов для своих избирателей, поэтому укрепление секторальных партий означает все большее давление и рост расходов.


И, в конце концов, является ли дефицит, вызванный увеличением расходов, настолько катастрофическим, как его пытаются представить? Бюджет первого правительства Нетаниягу в 2009 году (на 2010 год) установил целевой показатель дефицита в 5,5 процентов, но тот год закончился с дефицитом в 3,7 процента — да, точно таким же, как в 2019 году. Но определенно имеет значение сравнение с целевым показателем, поэтому радость дефицита 2010 года не похожа на разочарование от дефицита 2019 года (запланированный дефицит 2,9 процента).


Помимо психологического эффекта, который важен, поскольку он отражает способность контроля, ведь дефицит за последнее десятилетие в целом был обуздан — в некоторые годы он был ниже целевого показателя, в другие — выше, но даже и в те годы, когда целевой показатель дефицита был выше 4 процентов, как в 2013 году (4,65 процента), на практике он был ниже (3,15 процента).


Глядя на общую картину, нападать на правительство за его экономические показатели – не слишком уместно. Соотношение долга к ВВП Израиля значительно снизилось за последнее десятилетие и является одним из самых низких в развитых странах. В 2009 году это соотношение составляло 80 процентов, а в настоящее время — только 60 процентов. Уровень безработицы в 2009 году был около 7,5 процентов и сейчас — 3,6 процента, а средняя заработная плата в экономике неуклонно растёт, несмотря на нулевую инфляцию. Есть и тревожные признаки, но раздувать жупел «дефицита бюджета», значит бить мимо цели.


Эли Раппопорт, «Детали». Фотоиллюстрация: Оливье Фитусси


  • Facebook
  • Facebook Messenger
  • Google+
  • VKontakte
  • Odnoklassniki
  • WhatsApp
  • Viber
  • Skype
  • Telegram
  • Twitter
  • Email
  • Buffer


Источник: “https://detaly.co.il/ne-nado-pugat-narod-defitsitom/”