Image Alternative text

«Слышащее государство» Токаева и его политические заключенные

8 сен­тяб­ря обще­ствен­ный аль­янс пра­во­за­щит­ни­ков «Тірек» обно­вил спи­сок полит­за­клю­чен­ных в Казах­стане. Он попол­нил­ся име­на­ми шести чело­век, а коли­че­ство поли­ти­че­ских заклю­чен­ных уве­ли­чи­лось до 16. Впер­вые в спи­сок были добав­ле­ны граж­дан­ские акти­ви­сты Сана­вар Заки­ро­ва, Аскар Ибра­ев, Серик Иды­ры­шев, Асхат Жек­се­ба­ев, Абай Бегим­бе­тов и Кай­рат Клы­шев.

Об этом сообщает Москов постскриптум

НОВЫЕ ЛИЦА В СПИСКЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЗАКЛЮЧЕННЫХ

  • 53-лет­няя Сана­вар Заки­ро­ва, воз­глав­ляв­шая груп­пу людей, кото­рые доби­ва­ют­ся отме­ны неспра­вед­ли­вых, по их мне­нию, судеб­ных реше­ний, — един­ствен­ная жен­щи­на в спис­ке поли­ти­че­ских заклю­чен­ных. Заки­ро­ва извест­на кри­ти­кой в адрес пар­тии вла­сти «Нур Отан», она обви­ня­ла поли­ти­че­скую орга­ни­за­цию в пре­пят­ство­ва­нии реги­стра­ции оппо­зи­ци­он­ной струк­ту­ры, кото­рую акти­вист­ка пыта­лась создать. В июле Заки­ро­ву при­го­во­ри­ли к году лише­ния сво­бо­ды по обви­не­нию в «при­чи­не­нии вре­да здо­ро­вью» доче­ри чле­на пар­тии «Нур Отан». Заки­ро­ва в насто­я­щее вре­мя содер­жит­ся в след­ствен­ном изо­ля­то­ре Алма­ты.
  • 47-лет­ний Асхат Жек­се­ба­ев, неод­но­крат­но выхо­див­ший на оди­ноч­ные пике­ты с поли­ти­че­ски­ми тре­бо­ва­ни­я­ми, тоже вклю­чен в остав­лен­ный аль­ян­сом «Тірек» спи­сок. С про­шло­го года он по мень­шей мере восемь раз под­вер­гал­ся аре­стам за уча­стие в мир­ных акци­ях. Сей­час Жек­се­ба­ев содер­жит­ся под стра­жей, его при­вле­ка­ют к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти по подо­зре­нию в «уча­стии» в дея­тель­но­сти запре­щен­но­го дви­же­ния «Көше пар­ти­я­сы», при­знан­но­го казах­стан­ским судом «экс­тре­мист­ской орга­ни­за­ци­ей».
  • Акти­вист из Алма­ты Кай­рат Клы­шев тоже заклю­чен под стра­жу по подо­зре­нию в «уча­стии» в дея­тель­но­сти «Көше пар­ти­я­сы». 37-лет­не­го Клы­ше­ва с про­шло­го года как мини­мум шесть раз отправ­ля­ли под адми­ни­стра­тив­ный арест за уча­стие в про­те­стах.
  • Коста­най­ский акти­вист Аскар Ибра­ев был при­го­во­рен в янва­ре к году огра­ни­че­ния сво­бо­ды по обви­не­нию в «уча­стии в дея­тель­но­сти запре­щен­ной судом орга­ни­за­ции» (ста­тья 405 уго­лов­но­го кодек­са). После задер­жа­ния в июне нака­нуне митин­га оппо­зи­ции коста­най­ский суд заме­нил ему огра­ни­че­ние сво­бо­ды на тюрем­ное заклю­че­ние.
  • Жите­ля Восточ­но-Казах­стан­ской обла­сти Сери­ка Иды­ры­ше­ва при­го­во­ри­ли в декаб­ре 2019 года к 12 меся­цам огра­ни­че­ния сво­бо­ды по обви­не­нию в «уча­стии в дея­тель­но­сти запре­щен­ной орга­ни­за­ции». В фев­ра­ле он участ­во­вал во флеш­мо­бе с тре­бо­ва­ни­ем нака­зать винов­ных в смер­ти сто­лич­но­го акти­ви­ста Дула­та Ага­ди­ла, скон­чав­ше­го­ся при зага­доч­ных обсто­я­тель­ствах в СИЗО сто­ли­цы. После это­го его отпра­ви­ли в коло­нию, заме­нив огра­ни­че­ние сво­бо­ды на лише­ние сво­бо­ды.
  • 47-лет­ний акти­вист Абай Бегим­бе­тов, участ­во­вав­ший в мир­ных митин­гах и демон­стра­ци­ях с тре­бо­ва­ни­ем демо­кра­ти­че­ских реформ, отправ­лен под стра­жу на два меся­ца по подо­зре­нию в «уча­стии» в дея­тель­но­сти «Көше пар­ти­я­сы».

Аль­янс «Тірек» состав­ля­ет спи­сок полит­за­клю­чен­ных с 2018 года. В про­шло­год­нем спис­ке зна­чи­лись Арон Ата­бек, Алмат Жума­гу­лов, Кен­же­бек Аби­шев, Макс Бока­ев, Игорь Сычев, Игорь Чупри­на, Рус­лан Гина­тул­лин, Санат Буке­нов, Асет Аби­шев и Ержан Ель­ши­ба­ев.

Кро­ме того, у аль­ян­са «Тірек» есть спис­ки «пре­сле­ду­е­мых без заклю­че­ния» и «пре­сле­ду­е­мых за рели­гию». В пер­вый вклю­че­ны 95 чело­век, во вто­рой — девять чело­век.

В экс­перт­ную комис­сию, состав­ля­ю­щую спи­сок полит­за­клю­чен­ных, вхо­дят такие пра­во­за­щит­ни­ки, как Евге­ний Жовтис, Аман­гель­ды Шор­ман­ба­ев, Бахыт­жан Торе­го­жи­на, Зауреш Бат­та­ло­ва и Галым Аге­ле­уов.

Включенные в обновлённый список политзаключенных активисты.
Вклю­чен­ные в обнов­лен­ный спи­сок полит­за­клю­чен­ных акти­ви­сты.

Член аль­ян­са и пра­во­за­щит­ник Бахыт­жан Торе­го­жи­на гово­рит, что вклю­чен­ные в спи­сок люди под­вер­га­лись пре­сле­до­ва­нию и аре­стам в первую оче­редь за пуб­лич­ные выступ­ле­ния, про­ве­де­ние мир­ных митин­гов и осу­ществ­ле­ние сво­е­го пра­ва на выра­же­ние мне­ний.

— Эти ребя­та — поли­ти­че­ские акти­ви­сты. Они неод­но­крат­но участ­во­ва­ли в акци­ях, пике­тах, мир­ных демон­стра­ци­ях. Сана­вар Заки­ро­ва даже пыта­лась заре­ги­стри­ро­вать поли­ти­че­скую пар­тию. И за это фак­ти­че­ски и пре­сле­ду­ет­ся в тече­ние послед­них двух лет. Мож­но ска­зать, что из-за этих поли­ти­че­ских пре­сле­до­ва­ний, кото­рые ни на мину­ту не оста­нав­ли­ва­лись в отно­ше­нии неё, она и попа­ла на ска­мью под­су­ди­мых и в след­ствен­ный изо­ля­тор. Точ­но так же побы­вал в СИЗО и Марат Турым­бе­тов, пре­сле­ду­е­мый за кри­ти­ку пар­тии «Нур Отан». Сего­дня идёт рас­смот­ре­ние апел­ля­ци­он­ной жало­бы Аль­ну­ра Илья­ше­ва, кото­рый тоже пре­сле­ду­ет­ся по поли­ти­че­ским моти­вам из-за кри­ти­ки пар­тии «Нур Отан»… Осталь­ные ребя­та тоже под­дер­жи­ва­ют демо­кра­тию, пра­ва чело­ве­ка. Как они гово­рят: «Мы за пар­ла­мент­скую рес­пуб­ли­ку, кото­рая раз­де­ля­ет прин­ци­пы сво­бо­ды, спра­вед­ли­во­сти и неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на». Но у нас судом «Көше пар­ти­я­сы» при­зна­на закры­той и экс­тре­мист­ской. Надо ска­зать, ни цели, ни зада­чи, ни дей­ствия этой пар­тии — ни пер­вой, ни вто­рой пар­тии — не явля­ют­ся ни экс­тре­мист­ски­ми, ни тер­ро­ри­сти­че­ски­ми, — гово­рит Бахыт­жан Торе­го­жи­на.

КТО ТАКИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАКЛЮЧЕННЫЕ?

Поли­ти­че­ски­ми заклю­чен­ны­ми явля­ют­ся лица, пре­сле­ду­е­мые по поли­ти­че­ским моти­вам, объ­яс­ня­ет дирек­тор Казах­стан­ско­го бюро по пра­вам чело­ве­ка Евге­ний Жовтис.

Правозащитник Евгений Жовтис, директор Казахстанского бюро по правам человека.
Пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис, дирек­тор Казах­стан­ско­го бюро по пра­вам чело­ве­ка.

— Кри­те­рии доста­точ­но про­сты и опре­де­ля­ют две кате­го­рии лиц. Одна — узни­ки сове­сти, то есть люди, кото­рые пре­сле­ду­ют­ся госу­дар­ством, в том чис­ле в уго­лов­ном поряд­ке, ока­зы­ва­ют­ся за решет­кой по ста­тьям уго­лов­но­го кодек­са, кото­рые отно­сят­ся к поли­ти­че­ским. То есть за выра­же­ние сво­е­го мне­ния или за какую-то дея­тель­ность, обще­ствен­ную или поли­ти­че­скую. У нас к таким отно­сит­ся преж­де все­го зна­ме­ни­тая ста­тья 174 — это «воз­буж­де­ние роз­ни», ста­тья 405 — «уча­стие в дея­тель­но­сти экс­тре­мист­ской орга­ни­за­ции». Сюда мож­но доба­вить ста­тью 400 о нару­ше­нии пра­вил про­ве­де­ния мир­ных собра­ний и ста­тьи, свя­зан­ные с про­па­ган­дой тер­ро­риз­ма, рас­про­стра­не­ни­ем лож­ной инфор­ма­ции и так далее. То есть ряд ста­тей, кото­рые боль­ше свя­за­ны с выра­же­ни­ем мне­ния. Люди, кото­рые по этим ста­тьям при­вле­ка­ют­ся к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти и осуж­да­ют­ся, рас­смат­ри­ва­ют­ся как поли­ти­че­ские заклю­чен­ные или узни­ки сове­сти при одном очень важ­ном усло­вии: в их дей­стви­ях и в сло­вах не долж­но быть при­зы­ва к наси­лию или угро­зы наси­лия, — объ­яс­ня­ет пра­во­за­щит­ник.

Вла­ди­мир Коз­лов, быв­ший лидер неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной оппо­зи­ци­он­ной пар­тии «Алга», при­го­во­рен­ный в октяб­ре 2012 года к семи с поло­ви­ной годам лише­ния сво­бо­ды после тра­ги­че­ских Жана­о­зен­ских собы­тий (он сам был в спис­ке полит­за­клю­чен­ных, вышел на сво­бо­ду услов­но-досроч­но в авгу­сте 2016 года), отме­ча­ет, что вла­сти отно­сят­ся к полит­за­клю­чен­ным по-осо­бен­но­му.

— Пре­сле­до­ва­ние не закан­чи­ва­ет­ся лише­ни­ем сво­бо­ды, оно про­дол­жа­ет­ся в тюрь­мах и лаге­рях. В лич­ных делах полит­за­клю­чен­ных содер­жат­ся сек­рет­ные инструк­ции КНБ, пред­пи­сы­ва­ю­щие адми­ни­стра­ции коми­те­та уго­лов­но-испол­ни­тель­ной систе­мы пред­взя­тое отно­ше­ние [к полит­за­клю­чен­ным]. В част­но­сти, им, в отли­чие от дру­гих, не дают поощ­ре­ний, их про­во­ци­ру­ют или фаль­си­фи­ци­ру­ют пово­ды для систе­ма­ти­че­ских взыс­ка­ний, что дела­ет режим их содер­жа­ния очень слож­ным и тяже­лым, а пра­во на УДО — очень труд­но реа­ли­зу­е­мым. Это не про­сто сло­ва, это реаль­ный опыт: у меня не было ни одно­го поощ­ре­ния, были девять взыс­ка­ний, из кото­рых четы­ре выго­во­ра, три — это 10–15-суточных сро­ка ДИЗО, и два — сро­ки по шесть меся­цев СУС (стро­гие усло­вия содер­жа­ния. — Ред.), — гово­рит Вла­ди­мир Коз­лов.

Владимир Козлов, бывший лидер оппозиционной партии «Алга».
Вла­ди­мир Коз­лов, быв­ший лидер оппо­зи­ци­он­ной пар­тии «Алга».

Коз­лов счи­та­ет, что вни­ма­ние пра­во­за­щит­ных групп может пози­тив­но ска­зать­ся на поло­же­нии полит­за­клю­чен­но­го.

— Мож­но ска­зать, что пра­во­за­щит­ное вни­ма­ние к полит­за­клю­чен­но­му — един­ствен­ный меха­низм и инстру­мент, кото­рый реаль­но рабо­та­ет и на сдер­жи­ва­ние неза­кон­но­го дав­ле­ния и пре­сле­до­ва­ния его в местах лише­ния сво­бо­ды и может спо­соб­ство­вать его услов­но-досроч­но­му осво­бож­де­нию, несмот­ря ни на какие его «отри­ца­тель­ные пока­за­те­ли», фаль­си­фи­ци­ро­ван­ные адми­ни­стра­ци­ей КУИС по зада­нию КНБ. Пото­му что и КНБ, и КУИС, и про­чие сило­вые струк­ту­ры дик­та­ту­ры боят­ся све­та и шума, и когда инфор­ма­ция об их про­во­ка­ци­ях и фаль­си­фи­ка­ци­ях выхо­дит за забо­ры лаге­рей и ста­но­вит­ся пред­ме­том обсуж­де­ния, осо­бен­но где-то в меж­ду­на­род­ных струк­ту­рах, они «вклю­ча­ют зад­нюю», — гово­рит Коз­лов.

Вла­ди­мир Коз­лов убеж­ден, что необ­хо­ди­мо про­дол­жать и нара­щи­вать пра­во­за­щит­ное и поли­ти­че­ское дав­ле­ние на вла­сти на всех пло­щад­ках, осо­бен­но меж­ду­на­род­ных, посколь­ку казах­стан­ские вла­сти пыта­ют­ся выгля­деть «демо­кра­тич­ны­ми» и тра­тят на это ресур­сы.

— Чем чаще и интен­сив­нее на этих пло­щад­ках обсуж­да­ют­ся кей­сы о нару­ше­ни­ях прав, в том чис­ле прав поли­ти­че­ских заклю­чен­ных, тем боль­ше ресур­сов дик­та­ту­ре при­хо­дит­ся тра­тить на под­держ­ку сво­е­го «пози­тив­но­го ими­джа», — отме­ча­ет он. — Нуж­но созда­вать ситу­а­цию, когда пре­сле­до­ва­ние и неза­кон­ное удер­жи­ва­ние полит­за­клю­чен­но­го в лаге­ре ста­но­вит­ся слиш­ком доро­гой ими­д­же­вой ценой. Поли­ти­че­ский заклю­чен­ный — это тот, кого поса­ди­ли не по юри­ди­че­ским, а по поли­ти­че­ским осно­ва­ни­ям. И его осво­бож­де­ние — сугу­бо поли­ти­че­ское дело, не зави­ся­щее от каких-либо иных обсто­я­тельств. Будет поли­ти­че­ское ука­за­ние — его осво­бо­дят. Так про­изо­шло со мной: я вышел на сво­бо­ду через четы­ре дня после выхо­да из СУС, со все­ми сво­и­ми взыс­ка­ни­я­ми, без еди­но­го поощ­ре­ния. Наде­юсь, что так же будет про­ис­хо­дить и с дру­ги­ми полит­за­клю­чен­ны­ми. Нуж­но толь­ко их не забы­вать. Это глав­ное.

«РЕПРЕССИИ УСИЛИЛИСЬ С ПРИХОДОМ ТОКАЕВА»

В пра­во­за­щит­ной орга­ни­за­ции Amnesty International счи­та­ют, что «репрес­сии в Казах­стане с при­хо­дом к вла­сти Касым-Жомар­та Тока­е­ва в про­шлом году уси­ли­лись».

— В Казах­стане любое круп­ное поли­ти­че­ское или меж­ду­на­род­ное собы­тие может стать для пра­ви­тель­ства ещё одним пово­дом для кри­ми­на­ли­за­ции ина­ко­мыс­лия, аре­ста кри­ти­ков и огра­ни­че­ния прав. Пра­ви­тель­ство Казах­ста­на опа­са­ет­ся того, что оно не смо­жет кон­тро­ли­ро­вать. По сути, оно толь­ко уси­ли­ва­ет репрес­сии во вре­мя кри­зи­са или пере­мен. Так было во вре­мя [пан­де­мии] COVID-19, репрес­сий Китая про­тив мусуль­ман­ских мень­шинств и даже поли­ти­че­ско­го тран­зи­та во вла­сти Казах­ста­на. Мы заме­ти­ли рез­кий всплеск репрес­сий в про­шлом году, когда к вла­сти при­шел нынеш­ний пре­зи­дент Касым-Жомарт Тока­ев. Обыч­ные люди были аре­сто­ва­ны за поли­ти­че­ские бан­не­ры во вре­мя мара­фо­на и пустые листы бума­ги. Эти зло­упо­треб­ле­ния про­дол­жа­лись и в 2020 году и толь­ко уси­ли­лись, посколь­ку реак­ция пра­ви­тель­ства на COVID-19 под­вер­га­лась кри­ти­ке, — гово­рит дирек­тор депар­та­мен­та Евро­пы и Цен­траль­ной Азии Amnesty International Дани­эль Бал­сон.

Amnesty счи­та­ет, что акти­ви­стов в Казах­стане осуж­да­ют по ста­тьям с рас­плыв­ча­ты­ми фор­му­ли­ров­ка­ми, таким, напри­мер, как «рас­про­стра­не­ние заве­до­мо лож­ной инфор­ма­ции, созда­ю­щей опас­ность нару­ше­ния обще­ствен­но­го поряд­ка». На прак­ти­ке зако­но­да­тель­ство и поли­ти­зи­ро­ван­ная судеб­ная систе­ма поз­во­ля­ют пра­ви­тель­ству угро­жать мир­ным акти­ви­стам дли­тель­ны­ми сро­ка­ми тюрем­но­го заклю­че­ния толь­ко за то, что они выска­зы­ва­ют своё мне­ние пуб­лич­но, отме­ча­ет Бал­сон.

Amnesty International — не един­ствен­ная орга­ни­за­ция, кото­рая кри­ти­ку­ет Казах­стан за нару­ше­ния прав чело­ве­ка. В недав­нем отче­те Госде­пар­та­мен­та США гово­рит­ся, что пра­ви­тель­ство Казах­ста­на при­ме­ня­ет пыт­ки, при­бе­га­ет к без­осно­ва­тель­ным задер­жа­ни­ям, огра­ни­чи­ва­ет граж­дан­ские сво­бо­ды. Кро­ме того, 12 сена­то­ров кон­грес­са США напра­ви­ли пре­зи­ден­ту Тока­е­ву пись­мо с прось­бой об осво­бож­де­нии поли­ти­че­ских заклю­чен­ных. Amnesty International пере­чис­ли­ла нару­ше­ния прав чело­ве­ка в Казах­стане в отче­те, состав­лен­ном для Орга­ни­за­ции Объ­еди­нен­ных Наций в про­шлом году.

— Пока нет сви­де­тельств того, что вла­сти Казах­ста­на пред­при­ни­ма­ют кон­крет­ные шаги по обес­пе­че­нию прав чело­ве­ка. Поли­ти­че­ские заклю­чен­ные оста­ют­ся за решет­кой, пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции про­дол­жа­ют доку­мен­ти­ро­вать сооб­ще­ния о пыт­ках и наси­лии, а соблю­де­ние зако­нов зави­сит от при­хо­ти испол­ни­тель­ной вла­сти. Пре­зи­дент Тока­ев, может быть, «слы­ша­щий» лидер, но он ещё и лидер, пред­при­ни­ма­ю­щий дей­ствия. И к сожа­ле­нию, мно­гие его дей­ствия про­ти­во­ре­чат меж­ду­на­род­ным стан­дар­там в обла­сти прав чело­ве­ка, — гово­рит Бал­сон в ком­мен­та­рии Азатты­ку.

Полиция задерживает людей на месте протестной акции на следующий день после президентских выборов, победителем которых объявлен Касым-Жомарт Токаев, ставленник экс-президента Нурсултана Назарбаева. Алматы, 10 июня 2019 года.
Поли­ция задер­жи­ва­ет людей на месте про­тестной акции на сле­ду­ю­щий день после пре­зи­дент­ских выбо­ров, побе­ди­те­лем кото­рых объ­яв­лен Касым-Жомарт Тока­ев, став­лен­ник экс-пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Алма­ты, 10 июня 2019 года.

Экс­перт меж­ду­на­род­ной орга­ни­за­ции по защи­те прав чело­ве­ка и про­дви­же­нию демо­кра­ти­че­ских цен­но­стей Freedom House Майк Смел­цер гово­рит, что чис­ло поли­ти­че­ских заклю­чен­ных в Казах­стане рас­тет.

— По мере того как мы узна­ем боль­ше о вызы­ва­ю­щем серьез­ную обес­по­ко­ен­ность росте чис­ла поли­ти­че­ских заклю­чен­ных в Казах­стане, ста­но­вит­ся всё более оче­вид­ным отсут­ствие каких-либо уси­лий для дости­же­ния заяв­лен­ных пре­зи­ден­том Тока­е­вым целей по пре­вра­ще­нию Казах­ста­на в «слы­ша­щее» госу­дар­ством, кото­рое высту­па­ет за «обще­ствен­ный диа­лог, откры­тость и опе­ра­тив­ный ответ на нуж­ды людей». Казах­стан­цы созда­ли новое граж­дан­ское про­стран­ство, но заклю­че­ние с нача­лом пре­зи­дент­ства Тока­е­ва в тюрь­мы лиц, осу­ществ­ля­ю­щих свои граж­дан­ские и поли­ти­че­ские пра­ва, сви­де­тель­ству­ет о том, что пра­ви­тель­ство не сле­ду­ет заяв­лен­ной кон­цеп­ции «слы­ша­ще­го госу­дар­ства», ува­жа­ю­ще­го пра­ва чело­ве­ка, и воз­мож­но, рабо­та­ет про­тив неё, — счи­та­ет Майк Смел­цер.

«У НАС НЕТ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЗАКЛЮЧЕННЫХ»

Вла­сти Казах­ста­на не при­зна­ют суще­ство­ва­ние в стране поли­ти­че­ских заклю­чен­ных. Член мажи­ли­са пар­ла­мен­та Сне­жан­на Има­ше­ва счи­та­ет, что есть вес­кие осно­ва­ния пола­гать, что поли­ти­че­ских заклю­чен­ных нет.

— Я, как юрист, могу исхо­дить толь­ко из того, что в нашем уго­лов­ном кодек­се нет поли­ти­че­ских пре­ступ­ле­ний, нет даже гла­вы. Поэто­му у нас и нет поли­ти­че­ских заклю­чён­ных. И ско­рее все­го, те люди, о кото­рых вы гово­ри­те, были осуж­де­ны или при­вле­че­ны по ста­тьям, кото­рые не отно­сят­ся к поли­ти­че­ским пре­ступ­ле­ни­ям. Мне кажет­ся, акти­ви­стам надо боль­ше рабо­тать в пра­во­вом поле. Не вызы­вать такие вещи, за кото­рые их мож­но было бы при­вле­кать. Я думаю, если бы они сами мень­ше стал­ки­ва­лись с зако­ном, то и про­блем не было бы. Ко мне обра­ща­ют­ся люди, кото­рые не соглас­ны с реше­ни­ем суда, нахо­дят­ся в местах лише­ния сво­бо­ды, счи­та­ют себя неза­кон­но осуж­дён­ны­ми. Ни одно­го обра­ще­ния не полу­чи­ла о том, что ущем­ля­ют­ся чьи-то пра­ва по поли­ти­че­ским моти­вам. Если будут обра­ще­ния, мож­но под­нять вопрос, у нас вооб­ще ника­кая тема не табу, не толь­ко поли­ти­че­ских заклю­чен­ных, — гово­рит депу­тат Има­ше­ва.

Пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис при­зна­ёт, что в уго­лов­ном кодек­се нет отдель­ных ста­тей о поли­ти­че­ских пре­ступ­ле­ни­ях. Но реше­ния судов в отно­ше­нии отдель­ных акти­ви­стов, откры­то выра­жа­ю­щих свои поли­ти­че­ские взгля­ды и тре­бу­ю­щих соблю­де­ния сво­их прав, носят поли­ти­че­ский харак­тер.

— Если года два назад в основ­ном исполь­зо­ва­лась ста­тья 174, то сей­час мас­штаб­но при­ме­ня­ет­ся ста­тья 405. То есть про­дол­жа­ет­ся зачист­ка поли­ти­че­ско­го поля, исклю­че­ние из это­го поля людей, кото­рые обла­да­ют каким-либо моби­ли­за­ци­он­ным потен­ци­а­лом. Это поли­ти­че­ская оппо­зи­ция и граж­дан­ские акти­ви­сты, кото­рым (прак­ти­че­ски всем) вдо­ба­вок к само­му при­го­во­ру «наве­ши­ва­ют» запрет зани­мать­ся обще­ствен­ной дея­тель­но­стью, — гово­рит Жовтис.

Он отме­ча­ет, что отри­ца­ние нали­чия поли­ти­че­ских заклю­чен­ных «свой­ствен­но авто­ри­тар­ным стра­нам». Поли­ти­че­ские заклю­чен­ные — про­бле­ма режи­ма и поэто­му их осво­бож­де­ние «зави­сит от сме­ны режи­ма», счи­та­ет он.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

Share on Print Share
Share
Share on Whatsapp Share
Share
Share on Facebook Share
Share
Share on Twitter Share
Share
Share on Vkontakte Share
Share
Share on Reddit Share
Share
Share on Pinterest Share
Share
Share on Linkedin Share
Share
Share on Digg Share
Share
Share on Xing Share
Share
Share on Weibo Share
Share
  • Политические телодвиженияПоли­ти­че­ские тело­дви­же­ния
  • Два разных митинга за политические переменыДва раз­ных митин­га за поли­ти­че­ские пере­ме­ны
  • «Назарбаев – это прошлое». Два митинга за политические реформы«Назар­ба­ев – это про­шлое». Два митин­га за…
  • Частное государство и теннисный гарем Булата УтемуратоваЧаст­ное госу­дар­ство и тен­нис­ный гарем Була­та Уте­му­ра­то­ва
  • «Политические лидеры перестали притворяться». О состоянии демократии в Европе и Центральной Азии«Поли­ти­че­ские лиде­ры пере­ста­ли при­тво­рять­ся». О…
  • О связях Токаева с семьей НазарбаеваО свя­зях Тока­е­ва с семьей Назар­ба­е­ва

Источник: “https://zagranburo.org/слышащее-государство-токаева-и-его/”